vitaly_nasennik (vitaly_nasennik) wrote,
vitaly_nasennik
vitaly_nasennik

Categories:

Стабфонд имени Бориса Годунова

Хочу внести свою лепту в спор о Стабилизационном фонде – проиллюстрировать небольшим, но поучительным примером из нашей российской истории, демонстрирующим как минимум бесполезность для государства денежных резервов.

После смерти Ивана IV Грозного на престол взошёл его сын Фёдор, который страной практически не руководил, проводя всё своё время за посещением монастырей и чтением книг. Для руководства страной в качестве не то регента, не то премьер-министра он поставил брата своей жены - Бориса Годунова.  Борис Годунов, «великий татарин», как его тогда называли, показал себя умным и осторожным политиком, рачительным хозяином. Он укрепил российское православие, посодействовав возведению московского митрополита Иова в сан патриарха, отвоевал назад у Швеции устье Невы, отразил набег крымского хана на Москву, укреплял экономику, заботился о народном образовании…
 

После загадочной смерти царевича Дмитрия и смерти бездетного царя Фёдора, династия Рюриковичей прервалась. 17 февраля 1598 года Земским собором Борис Годунов был избран на царство. С неохотой и только под угрозой отлучения от церкви он принял на себя эту обузу.


Я хочу заострить внимание на периоде 1601-1603 гг., сыгравшем очень важную роль в последующей российской истории, вызвавшем «смутные времена», нашествие поляков во главе с Лжедмитрием (Григорием Отрепьевым) и т.д.


В 1601 году после затяжных трёхмесячных дождей ударили морозы, повсеместно уничтожив практически весь урожай –
"поби мраз сильный всяк труд дел человеческих в полех". Несмотря на зубоскальство Э.Радзинского, вины в этом русского народа или Бориса Годунова не было – бедствие было широкомасштабным, затронувшим почти всю Европу. Однако, дальнейшие действия Бориса Годунова очень поучительны для нас. Во-первых, он зафиксировал цены на хлеб, открыл царские амбары и начал раздавать хлеб народу из царских запасов, впрочем, толку от этого было мало. Слухи об этом быстро распространились по Руси, в Москву начал стекаться народ, бросив все свои хоть и скудные, но какие ни есть запасы. Несмотря на установленный запрет на повышение, цены на хлеб выросли в 6 раз. Однако, царские закрома не безграничны, всех накормить было невозможно, а тут ещё и народ начал роптать, что не может купить хлеб, и Годунов делает совсем уж отчаянный ход – он начинает раздавать деньги населению. Возможно, он полагал, что если народ не может купить хлеб, значит, надо дать народу деньги. Разумеется, этим он ничего иного не добился, кроме обесценивания денег – цены на хлеб выросли в 100 раз. От голода в одной только Москве умерло несколько сотен тысяч человек, всего же по России – до трети населения. Никакими мерами Борис Годунов не мог исправить ситуацию – голод прекратился только после хорошего урожая 1604 года.


Дело в том, что деньги сами по себе потребительской ценностью не обладают. Деньги нельзя съесть или выпить. Деньги, даже золотые, никакой алхимик не может превратить в хлеб. Деньги – это только обещание товара, а обязательства в отличие от реального товара, могут быть выполнены, а могут и не быть выполнены, особенно, в форс-мажорных обстоятельствах. Сколько денег не эмитируй, а количество реального товара – зерна, например, или нефти – от этого не увеличится. Деньги – это только способ учёта и распределения реального товара, ну и ещё как мотивация для населения.

Аналогия с нынешней ситуацией в России прямая. В расчёте на возможные негативные последствия от гипотетического снижения цены на нефть Правительство создало Стабилизационный фонд. Согласно ФЗ №184 от 24.12.2004 средства этого фонда могут быть использованы, если цена на нефть Urals снизится ниже т.н. «базовой». Давайте попытаемся представить, в какой ситуации возможно снижение цены на нефть. Резкое увеличение предложения? Это вряд ли. Практически всё, что можно добывать разумными средствами, уже разведано. Новые месторождения нефти, конечно, постоянно образуются, но на это уйдут миллионы лет. Известные месторождения разрабатываются на пределе пропускной способности системы трубопроводов, так что и тут резкого увеличения ожидать не приходится. Значит, остаётся только резкое сокращение спроса, оно возможно только при резком сокращении производства. Я уж не берусь гадать, каким катаклизмом это может быть вызвано – падением астероида, финансовым кризисом, Третьей мировой войной или чем иным, но ничем хорошим, однозначно. Так чем нам сможет помочь Стабилизационный фонд в такой ситуации? Кому будут нужны триллионы рублей или миллиарды долларов? Как показывает печальный опыт Бориса Годунова, пользы с них никакой. Промышленности нужны тонны металлов и энергоносителей, сельскому хозяйству – тонны солярки и минеральных удобрений, населению – тонны зерна, мяса, а вовсе не «тонны баксов». Ими ведь даже печку-буржуйку топить не получится, потому что они безналичные. Вывод: Стабилизационный фонд не способен выполнить ту задачу, под прикрытием выполнения которой он создавался.


Так, может, хватит обменивать невосполнимые богатства на неисполнимые обязательства? Сократить объём нефтегазоэкспорта до нулевого сальдо внешней торговли. Во-первых, это снимет российскую экономику с иглы «голландской болезни». Во-вторых, сокращение нефтегазоэкспорта вызовет рост цен на энергоносители и спад производства на мировом рынке, зато снижение цен на энергоносители на внутреннем, что вызовет удорожание импортных товаров и удешевление себестоимости производства российских товаров, что в совокупности чрезвычайно благоприятно скажется на конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей.

Этого можно добиться, например, такими тремя способами:

1)       либо введением государственной монополии на внешнюю торговлю;

2)       либо установлением квотирования нефтегазоэкспорта, а квоты продавать на аукционах, таким образом собирать экспортные пошлины и автоматически регулировать их размер;

3)       либо установлением порядка, при котором к экспорту разрешать только те нефть и газ, которые были приобретены за рубли на бирже в Москве (поставочный фьючерс на условиях DAF-граница России).

Последний вариант кажется наиболее оптимальным, поскольку снимает все вопросы относительно ценообразования даже у самых оголтелых рыночников. Разумеется, Запад тут же завопит об «экономическом терроризме», угрозе своей «энергетической безопасности» и т.д. За Запад я не переживаю, они умные, любят нас поучать, так что чего-нибудь обязательно придумают, а вот нам о своих интересах надлежит заботиться, о своих проблемах думать надо!

 
Tags: Стабфонд, деньги, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments